Secretariate

Андрей Ардашев 2016

The chief Secretary

Andrey Ardashev was born on 25 June 1965 in Shostka, Sumy region, Ukraine

 

 

Малых Над ГSecretary-coordinator of the cultural sector – Malih Nadezhda  was born in Vinnitca, lived and worked in Zhitomir, Ukraine

на-Конгрессе-1024x576
Victor Lavrentev (пос. Тавричанка) – секретарь координатор азиатского направления (Китай, Ю. Корея)

Dushutin Sergey (народився – м. Тростянець)- старшина землячества, координатор по связям земляков в Японии.

Интервью Ермак ГГ

 

Yermak Galina – ведущий эксперт-консультант.  Сотрудник
Института истории и этнографии ДВО РАН. Член Ассамблеи Народов Приморского края России.

Ардашев и Асель

Поздравляем наших земляков с получением высокой и почетной награды
Юбилейная медаль УВКР “200 лет со дня рождения Тараса Шевченко”

По поручению Председателя УВКР (Киев) М.Ратушного, представителем В.Пилипчуком, известным украинцам диаспорам, являющимися примером для всех граждан России и которые считают себя украинцами и помнят, какого они рода, были вручены Юбилейные медали от УВКР

Награды были вручены украинцам Приморского края:
Бровко Петр Федорович – профессор.,Приамурское географическое общество
Дымская Адриана Михайловна
Хор “Берегиня”
Малых Надежда – руководитель ансамбля народного танца “Радуга”, член Общественной палаты г. Большой Камень
Татьяна Ткаченко – центр украинской культуры “Горлица”, член Общественной палаты Приморского края, главный специалист г.Владивостока по фольклору
Вячеслав Черномаззаместитель председателя центра “Горлица”
Яремчук Анатолий – украинский центр культуры г. Спасск-Дальний

**************************

ИСТОРИЯ УКРАИНСКОГО ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО МИРА

ЛИДЕРЫ ЗЕЛЕНОГО КЛИНА и украинского казачества 

Украинская республика на Дальнем Востоке

Территория Зелёного Клина

Освоение украинцами малозаселённых земель на восточной границе России началось в конце XIX века с Приморья. При всемерной поддержке императорского правительства новосёлы из Малороссии, продвигаясь на северо-запад вдоль границы с Китаем по рекам Уссури и Амур и на север по побережью Японского и Охотского морей, вскоре заселили значительную часть Хабаровского края и Амурскогой области. Отдельные украинские поселения оказались рассыпаны по всему югу Сибири, в Забайкалье и даже Маньчжурии.
Принято считать, что в начале XX века не менее четверти от всего населения края было украинским. В некоторых уездах украинские колонисты составляли 40 или даже 60 % населения. И это при том, что в отдельные периоды освоения Дальнего Востока до 80% от всех прибывавших сюда были именно «малороссами».
По данным советского историка В.М. Кабузана, только за период с 1883 по 1905 годы на Дальний Восток переселилось 172 876 человек из малоросских губерний – или 63,4% всех переселенцев. Целенаправленная русификаторская политика Российской Империи, в последствии и советской власти стало причиной того, что население украинских анклавов в Сибири и на Дальнем Востоке России быстро переходило на русский язык, а к 1930-м годам в большинстве случаев сменилось и этническое самосознание. Данные факты, со ссылкой на статистику Переселенческого управления за 1913-1914 годы, позднее дали основание украинским политикам утверждать, что «з рiдних земель» прибыло до 80% от всего населения Дальнего Востока.
Откуда пошло название “Зелёный клин”, кто его автор – история умалчивает. Сказать, что украинцы вели серьёзную работу по созданию автономии, не решаются даже национально озабоченные историки. Но каждый украинский студент, пишущий сегодня исторический реферат на тему “Украинцы на Дальнем Востоке”, неизменно называет Приморье, Приамурье и другие территории Дальнего Востока Зелёным Клином, указывая, что его общая площадь превышала 1 000 000 квадратных километров, то есть, на ней могло поместиться примерно две Украины!
Генерал-лейтенант М.А. Свечин вспоминал, что в мае 1918 года по поручению П.Н.Краснова побывал с визитом у П.П.Скоропадского и ему до боли запомнилась “удивительная карта”, висевшая в кабинете главы “Украинской державы”. На ней в границы владений гетмана были включены территории, никогда не входившие в состав исторической Украины (Ростов, Кубань, Новороссийск…). “При таком широком размахе может статься, что Украина найдёт нужным претендовать на Волгу, Урал и Сибирь, чтобы соединиться с рядом поселений на реке Амур”, – не выдержал тогда генерал Свечин. Совместная работа главарей украинского сепаратизма Шептицкого и Грушевского принесла результаты весьма быстро. В Киеве, а затем по всей Малороссии началась самая бесшабашная проповедь необходимости немедленного отделения Малороссии от России и заключения сепаратного мира с Германией. Головокружение от политической и материальной поддержки Запада в лице Германии и Австро-Венгрии не проходило долго, позволяя мечтать о вовсе уж запредельных расширениях территории.

Малоросский хуторок

Первый Украинский дальневосточный съезд состоялся в июне 1917 года в “украинской столице” края – Никольске-Уссурийском. Один из корреспондентов-украинофилов того времени Иван Иллич-Свитыч так описывал этот городок: “Это большое малорусское село.Главная и самая старая улица – Никольская. Вдоль всей улицы, по обеим сторонам, вытянулись белые мазанки, местами и теперь ещё крытые соломой. В конце города, при слиянии Раковки с Супутинкой, как часто и на коренной Украине, устроен “ставок”, подле которого живописно приютился “млынок”, так что получалась бы вполне та картина, в которой “старый дид” в одной песне смущает “молодую дивчину” – ,и ставок, и млынок, и вишьневенький садок”, если бы этот последний был налицо. Среди русского населения, не считая казаков, малороссы настолько преобладают, что сельских жителей городской, так называемый интеллигентный, называет не иначе, как “хохлами”. И действительно, среди полтавцев, черниговцев, киевских, волынских и других украинцев переселенцы из великорусских губерний совершенно теряются, являясь как бы вкраплением в основной малорусский элемент. Базар в торговый день, например, в Никольске-Уссурийском весьма напоминает какое-нибудь местечко в Украине. Та же масса круторогих волов, лениво пережёвывающих жвачку подле возов, наполненных мешками муки, крупы, сала, свиных туш и тому подобного; та же украинская одежда на людях. Повсюду слышится весёлый, бойкий, оживлённый малорусский говор, и в жаркий летний день можно подумать, что находишься где-нибудь в Миргороде, Решетиловке или Сорочинцах”.
На съезде было принято решение требовать от Временного правительства предоставления автономии в составе России – как для самой Украины, так и для дальневосточных и сибирских территорий, где украинцы имели настоящее или мнимое большинство среди населения. отметим, что эти требования были озвучены в те самые дни, когда появился Первый Универсал Центральной Рады, провозгласивший автономию Украины 23 июня. В решениях этого съезда, безусловно, чувствуется влияние событий в самой Украине. Была сформирована Дальневосточная краевая Рада и решено сформировать на местах окружные рады (всего их было создано десять, в том числе одна на китайской территории, в Маньчжурии). Во многих дальневосточных городах стали выходить украинские газеты. Самыми известными были “Щире слово”, “Українець у Зеленому Клині” во Владивостоке, “Ранок” в Хабаровске, “Амурський українець” в Благовещенске и “Засiв” в Харбине.
А вскоре стали появляться и украинские вооружённые отряды – как из местных, так и из проходивших в Приморье службу солдат. В одном только Владивостоке было сформировано 9 крепостных украинских рот. В декабре 1917 года они отправились домой, в Украину. А вот их командир поручик Твердовский вскоре вернулся обратно в статусе генерального консула Украины на Дальнем Востоке и в Манчьжурии.
Были утверждены высшие органы самоуправления украинцев: Дальневосточная Краевая Рада (должна была избираться по принципу 1 делегат от тысячи избирателей) и её исполнительный орган (по сути, правительство Украинской Дальневосточной Республики) – Дальневосточный Секретариат. Ей возглавил глава Окружной рады Владивостока, 26-летний инженер Юрий Глушко, печатающийся под псевдонимом – “Мова”. Немногим раньше под руководством генерала Хрещатицкого начинается формирование украинской дивизии.
Осенью 1919 года он стал инспектором Дальневосточных формирований стратегического резерва и генералом по особым поручениям при командующем войсками Приамурского военного округа. Адмирал Александр Колчак, взявший к тому времени власть в свои руки и объявивший себя “Верховным правителем России”, не нашёл ничего лучшего, чем наступить на те же “национальные” грабли. Двумя месяцами раньше на сторону красных, по решению башкирского правительства, перешло семь башкирских полков.
Первоначально лидеры украинского движения в Зелёном Клине в своей борьбе делали ставку в основном на Украину. Считалось, что если Украина станет независимым государством, то и Зелёным Клин автоматически отделится от Москвы. Среди населения Зеленого Клина брошен клич: “Все на защиту Украины”.
Формирование куреня имени Шевченко протекало в весьма благоприятных условиях. По крайней мере, судя по мемуарам, курень был хорошо обмундирован и экипирован. По воспоминаниям современников, “козаков” куреня одели в добротные бурые медвежьи папахи, шинели и яловые сапоги. Офицеры носили серые смушковые папахи с синим шлыком и золотыми кисточками на нём. Кокарда на папахах была общерусского образца. В состав куреня были включены военнопленные австрийской армии из числа карпаторуссов, то есть русинов, на погонах которых оттрафоречена была буква “К”.
Закончилось это тем, что хорошо обмундированный и обученный курень имени Шевченко численностью в 1100 человек, перебив офицеров, перешёл около станции Сарай-Гир на речке Дема на сторону красных. Эта измена, вошедшая в книги под названием “Украинской истории”, причинила серьёзный вред белым частям, поскольку в образовавшуюся после ухода куреня брешь ринулись красные и разгромили оставшиеся на позиции части 12-й Уральской стрелковой дивизии. А курень, через день взявший имя “полка имени товарища Ленина”, вошёл в состав бригады Каширина.
Летом 1919 года Дальневосточный Секретариат взял курс на вооружённую борьбу с колчаковским режимом. В ответ по приказу военного губернатора Приморья генерала Розанова большинство украинских лидеров были арестованы. Глушко-Мова был приговорён к смертной казни, заменённой ссылкой на Камчатку.
Атаман Забайкальского казачьего войска генерал Григорий Семёнов, которому Колчак 4 января 1920 года передал “всю полноту верховной власти на территории российской восточной окраины”, подхватил знамя украинского самоопределения и решил искать общий язык с украинцами. Уже 20 января 1920 года глава Читинской окружной Рады Василь Козак от имени всех украинцев обратился к атаману с просьбой предоставить украинцам власть на местах и помочь организовать свою армию.
Вскоре Семёнов издал указ, в котором признавал за украинцами Зелёного Клина право на национальное самоопределение в рамках “единого дальневосточного государства”. А на формирование украинской армии он выделил 14 600 золотых рублей и 10 вагонов муки. Правда, в формировании своей армии дальневосточные украинцы не преуспели – был создан только один полк, который уже в 1921 году был разоружён не то большевиками, не то белыми, а может, и сам разбежался – это не столь важно. Остальные украинские части вплоть до конца Гражданской войны мирно находились в “стадии формирования”, обрастая кучей штабов несуществующих полков, эскадронов, куреней и учреждениями снабжения.

Атаман Григорий Семёнов

Генерал Хрещатицкий с 27 апреля 1920 года и до 7 июля 1921 года занимал должность Начальника штаба всех казачьих войск Российской Восточной окраины. С 26 июня 1920 года являлся управляющий ведомством иностранных дел Забайкальского правительства Г.М.Семёнова и вёл с японцами переговоры о совместной борьбе с Красной Армией. С августа 1921 года участвовал в работе Верховного военного совета Забайкалья. После поражения войск Г.М.Семёнова и роспуска в 1920 году украинских полков генерала Л.В.Вермги во Владивостоке эмигрировал в Харбин.
Центром политической борьбы за интересы украинского этноса стала маньчжурская Окружная Рада в Харбине во главе с уже известным нам Петром Твердовским. В 1920-е годы украинская политическая деятельность в Харбине имела в основном культурно-просветительский характер – действовали украинские школы, театр, клубы, библиотеки, издавались газеты и журнал, отмечались значимые для украинцев даты. В Маньчжурии украинская диаспора составляла примерно 20 000 – 30 000 человек и была сосредоточена в городах – Харбине, Мукдене, Дайрене.
В конце 1920х – начале 1930х годов в Харбине украинцы учредили Украинскую Национальную колонию (УНК) во главе с доктором Барченко, Украинский Национальный Дом (УНД), Союз украинской Молодёжи (СУМ), действовало общество “Просвiта” во главе с Иваном Паславским, издавался “Украинский вестник” под редакцией Ивана Свита.
Об украинском вооружённом сопротивлении советской власти на Дальнем Востоке речь не шла. Но с 1932 года политическая ситуация меняется.В Дальневосточном крае за несколько лет было уничтожено всё, что могло бы напоминать об украинской культуре и языке. Даже в паспортах почти всем украинцам записали русскую национальность. Начался рост количества украинцев, недовольных Советской властью, в большинстве своём за счёт тех, которые бежали от голодомора, а впоследствии с 1939 года – депортированных из Западной Украины.
Япония в период между первой и второй мировыми войнами проявила большой интерес к украинской диаспоре на Дальнем Востоке. В японской военной миссии в Берлине был даже специальный офицер по связям с украинскими мигрантами.
В 1934 году в Харбине на правах филиала берлинской организации гетмана Скоропадского была создана Украинская военная организация “Сiч”. Украинское национально-освободительное движение стало союзником Страны восходящего солнца. Во время встреч с лидерами украинской эмиграции японцы говорили, что надежды украинцев на независимость Украины, идущие с Запада, нереальны, и только на Востоке существует возможность создания независимого украинского государства. Японская администрация Маньчжурии организовала в 20 километрах от Харбина лагерь для украинских беженцев из Зелёного Клина. Рассматривался вопрос о создании украинского государства во главе с атаманом Григорием Семёновым. Затем японцы переключились на Организацию украинских националистов (ОУН) – как более активную организацию, которая на Дальнем Востоке стремилась воплотить идею независимой Дальневосточной Зелёной Украины, делая свою ставку на восстания украинцев в частях Дальневосточного фронта в случае начала войны с Японией.
Повествование будет неполным, если не рассказать о дальнейшей судьбе лидеров Дальневосточной Украины. Юрий Глушко-Мова сумел избежать чекистских репрессий и по поддельным документам уехал на территорию Украины. Работал на различных должностях, постоянно переезжая с места на место, видимо опасаясь раскрытия своего подлинного имени.
Генерал-лейтенант Хрещатицкий в 1924 году уехал из Маньчжурии во Францию. Отсутствие перспективы свержения Советской власти и безденежье вынудили его вступить во Французский иностранный легион. Уже 15-17 сентября 1925 года в составе сводного отряда (1000 легионеров) участвовал в кровопролитных боях по защите деревни Мессифр южнее Дамаска от сирийских повстанцев (3-5 тысяч). В бою он проявил храбрость и самоотверженность: раненный в руку, он принял командование над одним из подразделений эскадрона вместо убитого лейтенанта. В 1926-28 годах принимал участие в защите французских транспортных колонн в районе северо-восточной пустыни Сирии, где был назначен на офицерскую должность командира 23-го эскадрона, состоявшего из чеченских горцев (французские офицеры не справлялись со столь своеобразным контингентом). С февраля 1929 года по ноябрь 1933 года Хрещатицкий был штатным сотрудником для особых поручений Иностранного легиона по Леванту и Северной Африке. С ноября 1933 года проживал во Франции, где получил в 1935 году французское гражданство. С началом Второй Мировой Войны поступил на военную службу во Французскую армию, участвовал в боях с немцами.
На этом историю Дальневосточной Украины и её “казачьего войска” можно считать законченной.

 

Pacific fraternity Ukrainian